История УИС Республики Башкортостан

Тюремный двор в Уфе появился вскоре после основания города. Деревянная тюрьма располагалась за тыном Кремля в северной его части рядом с воеводским домом и приказной избой. Тюрьма имела собственное ограждение — острог. Сгорела она при большом уфимском пожаре 1759 г. 
СтрельцыТипичный острог представлял собой территорию, обнесенную высокой (до 10 метров) стеной-тыном из вертикально поставленных бревен, с одними воротами. В центре двора стояла деревянная казарма без внутренних перегородок, в ней на голых нарах спали заключенные. Казарма отапливалась печами. Были остроги, где вместо одной большой казармы стояли несколько изб поменьше, внутри каждой находились одна—две камеры — «колодничьи палаты». 
Уфа рано стала местом ссылки. Ссылка, позднее и каторга использовались правительством для освоения малонаселенных территорий.
Одним из первых известных уфимских ссыльных стал боярин И. Н. Романов, дядя будущего царя Михаила Романова. Боярин попал в опалу вместе с другими Романовыми при Борисе Годунове. Переведен в Уфу в 1602 году из Пелымской тюрьмы. 
В 1606 году такая же участь постигла думного дьяка Афанасия Власьева. При Борисе Годунове дьяк возглавлял Посольский приказ. Пользовался доверием Лжедмитрия, был казначеем, даже заменял самозванца при обручении с Марией Мнишек в Кракове. Сослан в Уфу царем Василием Шуйским. 
Особенное развитие получает ссылка в XVII веке. 
Уложение 1649 г. назначает это наказание за самые разнообразные деяния. Так, например, за первую кражу повелено бить кнутом, отрезать левое ухо и посадить в тюрьму на два года, а затем послать в ссылку, то же наказание определено и за вторую кражу, с удлинением срока тюрьмы, а равно за мошенничество и за первый разбой. Ссылка нередко являлась заменяющем наказанием при помиловании. После подавления стрелецкого бунта 1698 г. Петр I сослал в Уфу опальных стрельцов и брата казненного фаворита царевны Софьи, Ф. Л. Шакловитого — А. Л. Шакловитого. 
По прибытии на место ссыльные тотчас шли в дело — кто на пашню, кто на строительство крепостей, а кто и прямо на ту же государеву службу, на которой он прежде проворовался. Ссыльные ратные люди пополняли гарнизоны окраинных крепостей. 
Так, во время войны с Польшей (1654—1667 г.), завершившейся присоединением Смоленска и Украины к России, бывшие подданные польской короны, в чьей благонадежностии власти сомневались, — шляхтичи полоцкие и смоленские — были отправлены на службу в Уфу. Происхождение названия деревни Сипайлово возводят к имени одного из переселенцев-шляхтичей. Ссыльным крестьянам выделялась земля и давалась ссуда на пашню, на лошадиную покупку и на обзаведение хозяйством. Правительство не считало ссыльных отверженными, их труды, по воззрению тогдашней эпохи, составляли «службу», само состояние ссыльного определялось как чин. Государство не выбрасывало преступника как ни на что не годного члена общества, по большей части, не лишало его прав, напротив, оно верило в его исправимость. Хотя в действительности ссылка не вполне соответствовала надеждам, возлагаемым на нее государством. 
Документы свидетельствуют, что многие ссыльные «своими трудами питаться не хотят», «только того усматривают, что своровать», «за промысел никакой не принимаются, свои стачки и заводы пропивают, и бегут, бегут на старину». 
Как место ссылки, Башкирия использовалась и в дальнейшем. В 1772 году после первого раздела Польши в Уфу сослали около 100 конфедератов. В конце XVIII века тут жил и умер казахский хан Младшего жуза Нуралы, лишенный на родине власти.  Добыча камня каторжниками.Середина XIX векаВ XIX веке в Уфу отправляли в изгнание офицеров, чиновников, студентов, солдат. Это были декабристы, петрашевцы, участники восстания Семеновского полка, участники польского восстания 1830—1831 г.г. Сюда ссылали «политических», в частности народовольцев О. В. Аптекмана, С. Я. Елпатьевского, П. И.Кларка. 
В начале XX века здесь отбывали ссылку политические деятели. А. И. Свидерский, А. Д. Цюрупа, Н. К. Крупская, К. К. Газенбуш и многие другие социал-демократы ссылались в далекий, тихий и спокойный, по мнению полиции, губернский город. Однако во многом, благодаря этому факту, Уфа становится центром революционной борьбы. Первое упоминание о применении труда заключенных в России относится к 1605 году и связано с устройством царских виноградников в Астрахани. За свою работу заключенные, кроме осужденных за «изменные» дела, получали в день 2-3 деньги. Но ссылка на каторгу, как установленную законом меру наказания, впервые в России применяется при Петре I. Каторжан использовали в качестве гребцов на галерах, отправляли в рудники, солеварни, на фабрики и заводы, использовали на строительство гаваней, крепостей (на Южном Урале они участвовали в постройке крепостей Яицкой линии). Нехватка рабочей силы и тяжесть работы на горных уральских заводах способствовали широкому применению принудительного труда. Практически на каждом казенном заводе имелась тюрьма. 
В то же время численность охраны была невелика и ее функции частично перекладывались на вольных мастеровых. Инструкция управляющего уральскими казенными заводами Вилима Геннина обязывала кузнецов одновременно и работать, и сторожить арестантов, которых приводили в кузницу для работы.
Исполнять функции сторожей рабочим навязали «за скудостью» солдат. В случае бегства арестанта рабочему угрожала каторжная работа. «А ежели, которой кузнец, — говорилось в инструкции, — от своего горна арестанта потеряет, то ему быть самому каторжной работе, покамест тот арестант сыскан будет».  
Самым распространенным «противопобеговым устройством» для каторжан являлись индивидуальные кандалы, которые в отличие от общих цепей, закрывались замками. Ни узость — «теснота» кандалов, ни их вес не регламентировались. Так, в 1827 году один разбойник носил оковы весом 2 пуда 30 фунтов (44 килограмма). Кроме веса важным считалось и число звеньев цепи, соединявшей браслеты. Дело в том, что меньший вес оков достигался за счет укорачивания 
цепи. Но если в ней оставалось всего одно-два звена, это не позволяло арестанту делать широкий шаг. От этого браслеты вскоре страшно натирали ноги.  Тюрьма
Большие трудности при передвижении испытывали колодники. «Колодка», или «колода», представляла собой две половинки дубового обрубка длиной до аршина с вырезанным в них овальным отверстием для ноги. Обе половинки замыкали замком или заклепывали с помощью штырей. 
С конца XVIII в. значение Урала, как места каторжных работ, уменьшается. С 1869 г. в европейской части страны приговоренные к каторге отбывали наказание в специальных тюрьмах, получивших в народе название «централов». 
Под влиянием идей просвящения, европейских исследователей Кокса и Говарда в 1787 г. Екатериyа II собственноручно написала проект общего тюремного устава — «Положение о тюрьмах». Положение предусматривало такие прогрессивные для того времени меры, как раздельное содержание подследственных от других категорий арестантов, мужчин от женщин, а также разобщение лиц, оказывавших вредное влияние друг на друга. Нормальным наполнением арестантских камер признавалось содержание вместе не более 2-3 человек. Однако проект не  был реализован. 
Следующий шаг был сделан Александром I. Царь оказал поддержку английскому филантропу Вальтеру Венингу. Для улучшения положения в местах лишения свободы Венинг предложил следующие меры: установить бдительный надзор за арестантами; разделить их по полу, возрасту и роду преступления; наставлять их в религии и нравственности; заставлять их заниматься разными ремеслами, рукоделиями и не позволять быть в праздности; в виде дисциплинарных взысканий подвергать их заключению в уединенном месте, а за важные проступки переводить на хлеб и воду с отменой одновременно всяких телесных наказаний; к этой системе приспособить и тюремные здания. 
Наблюдение за выполнением этих пунктов Венинг предложил возложить на членов попечительного общества, проект которого был им разработани представлен Александру I. 19 июля 1819 г. проект  «Общества, попечительного о тюрьмах» был утвержден. 
Общество формировалось как самостоятельное учреждение, подчиненное самому императору и назначенному им президенту Общества. Членами и благотворителями могли быть представители дворянского сословия, духовенства и купечества. Пользуясь высочайшим покровительством, Общество быстро расширило свое влияние и к 1838 г. имело 100 комитетов и отделений в различных городах империи, а к 1855 г. — 355 комитетов и отделений.  Тюрьма на Урале
   Комитеты Общества снабжали арестантов пищей, одеждой, бельем, обувью, книгами, устраивали при тюрьмах больницы, церкви, оплачивали работу священников организовывали обучение малолетних, создавали мастерские для занятия арестантов работами. Общество добилось, чтобы заключенных регулярно водили в баню; приобретало им постельное белье; добилось также выделения кормовых денег на детей арестантов, содержавшихся вместе с родителями; организовало огороды при тюрьмах, собранные на которых овощи шли на стол арестантов. 
   В 1830-е гг. тяжелые неудобные казенные кандалы начинают заменятся на облегченные «гаазовские», изобретенные доктором Федором Гаазом. Их вес не превышал трех фунтов, они не стесняли арестантов при движении, не натирали рук. 
   Основанное с благотворительными целями, Общество постепенно получило в заведование казенные суммы. При таком положении дел оно уже не могло сохранять частный характер и в 1851 г. было причислено к Министерству внутренних дел, а в состав его местных комитетов и отделений в качестве обязательных членов были введены губернатор, епархиальный архиерей, председатели губернских присутственных мест и другие чины. 
В Башкирии большой вклад в развитие пенитенциарной системы внес замечательный ученый и 
общественный деятель Уфимской губернии, врач по профессии, экономист, историк, этнограф, статистик и географ по роду деятельности Николай Александрович Гурвич. 12 июля 1854 г. он стал ДиректоромУфимского губернского попечительного о тюрьмах комитета и долгие годы оставался на этом посту.
Гурвичу, как медику, поначалу поручили наблюдение за тюремной больницей. Размер его ежегодного членского взноса составлял 10 рублей. Кроме того Гурвич занимался размещением арестантов в тюрьмах, доставлением арестантам продовольствия, обеспечением их одеждой и обувью. Отвечая за санитарное состояние тюремных заведений, на протяжении многих лет он являлся заведующим хозяйственной частью комитета, прекрасно справляясь и с этой обязанностью. Склад лесаЗанимался Гурвич и организацией работ для арестантов. В архивном фонде Уфимского губернского попечительного комитета о тюрьмах имеется дело «О направлении арестантов на работы по устройству на Соборной площади парка». На заседании комитета от 1 сентября 1867 г. определили, что «в видах занятия арестантов работами.. . следует . . . высылать каждодневно по несколько человек для устройства на Соборной площади парка, который послужит значительным украшением для города и будет весьма полезен для жителей в гигиеническом отношении. Причем г. Директор-Медик Гурвич заявил, что .. . занятие арестантов работами на воздухе весьма полезно в  гигиеническом отношении, потому что арестанты, оставаясь в камерах без воздуха, подвергаются болезням — преимущественно цинге». Впоследствии на этом месте появился благоустроенный парк (ныне территория Башкирского государственного академического драматического театра имени М. Гафури). 
Благодаря членам «Общества, попечительного о тюрьмах», пенитенциарная система стала более открытой и обрела общественную значимость. Ее проблемы обсуждались на самом высоком уровне. Общество вносило в поддержание и развитие тюремной системы огромные деньги (за 60 лет более 21 миллиона рублей). Однако условия содержания под стражей, оставались неудовлетворительными. Благотворительных средств не хватало, а казна не жаловала места лишения свободы. 
Отмена крепостного права в России (1861 г.), судебная и многие другие реформы, носившие безусловно прогрессивный характер, в тоже время имели для тюремной системы страны критические последствия. 
Во-первых, резко возросло количество осужденных. Бывшие крепостные крестьяне, которых прежде за различные проступки наказывали на месте, не прибегая к помощи государства, их помещики, теперь представали перед судом и оказывались в тюрьмах. 
Отмена телесных наказаний за преступления привела к тому, что взамен виновных стали приговаривать к тюремному заключению. Места лишения свободы оказались не готовы к такому наплыву арестованных и осужденных. К 1880 г. перелимит составил 20 процентов. В отдельных учреждениях переполнение достигало пятикратного уровня. 
Во-вторых, финансовые затруднения, испытываемые в тот период казной, не давали возможности не  только расширять, но и поддерживать в надлежащем состоянии места лишения свободы. С 1855 по 1881 годы Министерство внутренних дел ни разу не получило кредита на ремонт и расширение тюремных зданий в полном объеме. Так, в 1879 г. по заявкам с мест потребность на эти цели составила 737 тыс. рублей, а ассигновано было всего 177,5 тыс. рублей. Тюрьмы приходили в антисанитарное состояние, ветшали, некоторые разрушались. Мастерские закрывались и переоборудовались в камерные помещения. Во многих тюрьмах не было женских отделений.  Надевание оков
Уфимская губерния не стала исключением из общего правила. Уфимский губернатор в своем отчете  за 1874 год сообщает: «… Тюрьмы, хотя и ремонтируются ежегодно, но лишь настолько, чтобы поддержать их от окончательного разрушения и совершенной неспособности к содержанию в них арестантов. 
В случае же, если ожидаемое в губернии введение судебной реформы будет отложено на неопределенный срок, то дальнейшее поддержание Бирской, Стерлитамакской и Мензелинской тюрем в скольконибудь соответствующем назначению их виде представит весьма серьезные затруднения, а в г. Златоусте совсем нет тюрьмы.. .». 
В стране назрела необходимость коренного реформирования системы исполнения наказаний. 
Одной из основных задач тюремной реформы стало совершенствование системы управления местами заключения, повышение роли центрального органа тюремного ведомства в осуществлении контрольных функций, обеспечении единства карательной практики на всей территории империи. Образованное в марте 1879 года в составе Министерства внутренних дел Главное тюремное управление стало высшей контролирующей и распорядительной инстанцией, осуществляющей непосредственное руководство подчиненными ему местными органами тюремного  ведомства. Первое, за что взялось новое подразделение министерства — надлежащее устройство тюремных помещений. Так как сооружение новых тюремных зданий требовало крупных затрат, их строительство было ограничено крайней необходимостью. Главный упор был сделан на приспособление под тюремные помещения уже существующих строений. За время с 1879 по 1889 г.г. на новые постройки было потрачено более 3 млн. рублей, а на приспособление и переустройство существующих зданий — до 4,4 млн. рублей. Для экономии подрядная система во многих случаях заменялась хозяйственной и там, где представлялось возможным, применялся труд арестантов. 
К 1890 г. построили 11 тюремных зданий, перестроили и капитально отремонтировали 57 зданий. 
К концу века более чем на четверть увеличилось количество тюремных надзирателей (с 4478 человек в 1879 г. до 5684 в 1899 г.). В 1888 г. на одного надзирателя приходилось 13,7 арестантов. Улучшилось материальное положение тюремных служащих. Среднегодовой оклад надзирателя, например, увеличился до 151 руб. 
Позитивным шагом по дальнейшей гуманизации тюремной системы явилась передача Главного тюремного управления в ведение Министерства юстиции. В ХХ век Главное тюремное управление вступило с 895 тюрьмами и большим штатом тюремной администрации, чиновников и стражников. Впрочем, новый век ознаменовался ростом преступности. Тюрьмы снова оказались переполнены. 
«Обзор Уфимской губернии за 1910 год» дает общее представление об уголовно-исполнительных учреждениях края накануне революции. 
Всего в губернии насчитывалось 6 тюрем. Три каменные — в Уфе, Белебее и Мензелинске и три деревянные — в Бирске, Стерлитамаке и Златоусте. На 1 января 1911 года в них содержалось 2563 арестанта — 2435 мужчин и 128 женщин. 
Губернское начальство констатировало, что размеры тюрем уже не соответствуют нормативам, а ихсанитарно-гигиеническое состояние оставляет желать лучшего. Златоустовская тюрьма пришла в ветхость. Для исправления положения предпринимались определенные шаги. Так, на расширение уфимской тюрьмы было потрачено 5 тысяч рублей. Построенные в Белебее контора тюрьмы и баня-прачечная с сушильной обошлись ведомству в 17 тыс. рублей. 
Главное тюремное управление разрешило приступить к постройке новой тюрьмы в Златоусте, сметной стоимостью 400 тысяч рублей.  Конвойная стража
Средняя стоимость суточного продовольственного пайка арестантов составляла 7 копеек. 
Арестанты выполняли работы в тюремном хозяйстве, шили обмундирование для заключенных и надзирателей, исполняли разнообразные частные заказы — плотничие, кузнечные, слесарные, сапожные, столярные, картонажные.. . Особое место в производстве занимали кирпичные заводы, имеющиеся при трех тюрьмах — уфимской, мензелинской и стерлитамакской. В 1910 году они изготовили более 1,2 млн. штук цельных кирпичей и 10,5 куб. м. — половинок. 
Кроме того, заводы производили щебенку. Использовался труд заключенных и на контрагентских работах. В частности, 100 арестантов уфимской тюрьмы работали на строительстве дамбы в 10 верстах от города по Оренбургскому тракту, до 25 человек было занято в ломовом и ассенизационном обозах. 
Общий годовой доход от производственной деятельности превысил 52 тыс. рублей. Из них более 18  тыс. рублей поступило в пользу арестантов. 
Также в губернии имелось 13 арестных домов. Но только 4 из них — в Уфе, Бирске, Златоусте и Саткинском заводе — представляли собой специально построенные для этой цели здания. Остальные размещались в наемных квартирах. Необходимо отметить, что строительство и содержание арестных домов относилось к сфере деятельности земства. Всего в течение 1910 года в арестных домах содержалось 9453 человека.
До октября 1917 года тюрьмы в России были основным видом учреждений, в которых исполнялись уголовные наказания в виде лишения свободы. Октябрьская революция разрушила тюремную систему, уголовные наказания стали исполняться в исправительно-трудовых лагерях, колониях, домах заключения и т.д.
Зарождение нового строя сопровождалось классовой борьбой и развитием обширной системы мест заключения. Разные министерства (НКВД, ОГПУ, Наркомюст) имели свои системы мест лишения свободы, что создавало определенные трудности. По окончании гражданской войны в 1922 году на территории РСФСР только в системе НКВД имелось более 100 домов заключения и тюрем, 200 исправительных домов и домов лишения свободы, 35 сельскохозяйственных колоний, 5 больниц, 3 дома для несовершеннолетних, в которых содержалось более 68 тыс. человек.
В целях проведения единой исправительно-трудовой политики Совнарком РСФСР 25 июля 1922 года принял постановление о сосредоточении всех мест заключения в одном ведомстве-наркомате внутренних дел. 12 октября при нем было организовано Главное управление мест заключения (ГУМЗ НКВД РСФСР). В этой связи отдел принудительных работ НКЮ республики 10 ноября того же года был переименован в Главное управление местами лишения свободы НКВД БАССР. Первым начальником ГУМЛС был назначен Никита Яковлевич Моисеев.
В те годы на территории республики располагались: Уфимский центрально-исправительный дом, Белебеевский кантонный исправительный дом, Белорецкий кантонный исправительный дом, Бирский кантонный дом, Верхнекигинский кантонный исправительный дом, Сельхозколония “Дедово” (ныне Стерлитамакская воспитательная колония № 1), Сельхозколония “Пахарь”, Концлагерь.
С 1924 года учреждения, исполняющие уголовные наказания, стали называться исправительно-трудовыми домами и их количество возросло. Были образованы Аргаяшский, Месягутовский, Зилаирский исправительно-трудовые дома.
В Бирске здание следственного изолятора № 4 возникло под сводами женского монастыря в 1926 году. В это же время появился изолятор № 2 и в Белорецке.
Первоначальная идея исправления осужденных и воспитательные задачи, закрепленные в исправительно-трудовом кодексе РСФСР 1924 года к началу 30-х годов были переориентированы на решение хозяйственных задач, когда заключенные рассматривались как дешевая рабочая сила. В ОГПУ стала формироваться собственная система исправительно-трудовых лагерей, которая стала основой ГУЛАГа (Главного управления лагерей). Из-за известных политических событий в стране число заключенных стало стремительно расти и в 1936 году составило 1 млн. 300 тыс. человек. Это связано с насильственной коллективизацией на селе, установлением культа личности Сталина, когда репрессиям подвергались все инакомыслящие, идейные противники диктатуры пролетариата.

В Башкортостане в 1934 году был создан отдел исправительно-трудовых работ, а в 1937 году ОМЗ (отдел мест заключения) УНКВД по БАССР, который в 1943 году был реорганизован в УИТЛК (Управление исправительно-трудовых лагерей и колоний). В разное время на территории республики располагались ИТК (исправительно-трудовые колонии), отдельные лагерные пункты, лагерные отделения, пересыльные тюрьмы.
В 30-е годы трудом заключенных держались многие отрасли экономики - лесозаготовка, добыча золота и цветных металлов, градостроительство, строительство крупнейших индустриальных гигантов (Беломоро-Балтийский канал, Турксиб, Магнитка), освоение районов Севера и Дальнего Востока.
Спецконтингент, содержащийся в республиканских местах лишения свободы, был задействован на строительных участках «Башспецнефтестроя» в Казаяке, Красном Холме, Улу-Теляке, Туймазах.

Спецконтингент, содержащийся в республиканских местах лишения свободы, был задействован на строительных участках «Башспецнефтестроя» в Казаяке, Красном Холме, Улу-Теляке, Туймазах.

В годы Великой Отечественной войны на территории Башкирии были созданы лагеря для содержания военнопленных, труд которых использовался на строительство промышленных предприятий, объектов социально-культурного назначения, жилья. Например, содержавшиеся на территории современной исправительной колонии №13 пленные немцы, принимали участие в строительстве некоторых цехов УМПО, кинотеатра «Победа», бараков на территории города Черниковска, позже ставшим одним из районов города Уфы. Большинство этих лагерей было ликвидировано, а ИК-13 стала использоваться для содержания осужденных за уголовные преступления. Посредством участия администрации и труда осужденных ИК-13 была построена исправительная колония №3 и открыта ИК-9. Для строительства промышленных объектов и жилья в г.Салавате было открыто еще несколько колоний. К концу 40-х годов состав контингента в местах лишения свободы изменился: подавляющее большинство из них содержалось за совершение уголовных преступлений. Однако в 1953 году по амнистии Верховного Совета СССР было проведено массовое освобождение осужденных за уголовные преступления, что имело отрицательные последствия. В июле 1954 года введено в действие Положение об исправительно-трудовых лагерях и колониях, где главной задачей ставится исправление и перевоспитание заключенных на основе приобщения к общественно-полезному труду. Начинается ликвидация системы лагерей и переход к исправительно-трудовым колониям. В Башкортостане в результате реформирования в 1959 году было образовано УМЗ-ОМЗ МООП БАССР, где в 10 исправительно-трудовых колониях содержалось около 10 тысяч человек.

До середины 50-х годов администрация колоний была немногочисленной: небольшая оперативная и культурно-воспитательная часть. Более многочисленными были отделы охраны, сотрудники которых впрямую не работали с осужденными. Непродолжительно время колонии охранялись методом самоохраны: на охранные вышки выставлялись положительно зарекомендовавшие себя осужденные.

В 1957 году в системе УИТЛК республики содержалось 17658 человек.

В эти же годы вводится институт начальников отрядов. Основное внимание стало уделяться индивидуально-воспитательной работе, одним из основных методов которой был общественно-полезный труд. Во всех колониях было создано собственное производство, но в тот период оно не могло обеспечить работой весь спецконтингент. Осужденные строили большинство объектов нефтехимии и жилье в Салавате, в Уфе. Так силами осужденных были воздвигнуты предприятия «Салаватнефтеоргсинтез», «Синтезспирт», здание «Госцирка» и ряд других.

Совершенно несправедливы высказывания о каторжном труде осужденных. При назначении на работу всегда учитывалось состояние здоровья последних, имеющаяся специальность, в случае отсутствия которой проводилось обучение. Осужденным выплачивалась заработная плата, которая даже за вычетом половины на содержание колоний, позволяла приобретать дополнительные продукты питания, оказывать финансовую помощь семье, копить сбережения. В 50-х - начале 60-х годов осужденные имели право принимать пищу в коммерческой столовой, где питались и сотрудники, даже предварительно заказывать для себя отдельные блюда.

В примерном Положении об ИТК и тюрьмах союзных республик 1961 года, республикам предоставлялись права самостоятельно регулировать карательно-воспитательный процесс с учетом национальных особенностей, введением новой системы, нацеленной на углубленную дифференциацию осужденных. В 60-е годы появляются колонии-поселения, развивается сеть спецкомендатур для направления осужденных на стройки народного хозяйства, образованы следственные изоляторы, как самостоятельные учреждения, окончательно сформированы тюрьмы, как учреждения, исполняющие уголовные наказания, сложилась новая система, ведущее место в которой заняли ИТК.

У нас в республике дела обстояли следующим образом.

В 1969 году отдел мест заключения был преобразован в ОИТУ МВД БАССР, начальником его в те годы был полковник внутренней службы Юнусов Закий Кабилович, который впоследствии был назначен начальником открывшейся в Уфе средней специальной школы подготовки начальствующего состава МВД СССР (в настоящее время - Уфимский юридический институт МВД РФ). В 1972 году начальником отдела стал ныне покойный, полковник внутренней службы Рождественский Виктор Агафангелович. С 1987 по 1997 гг. Управление исполнения наказаний МВД РБ возглавлял полковник внутренней службы Коновалов Юрий Александрович, которого сегодня также нет среди нас. С августа 1997 года Управление исполнения наказаний МВД РБ возглавил подполковник внутренней службы Виктор Васильевич Шалыгин, а ныне генерал-лейтенант внутренней службы. В 1998 году Управлению был присвоен статус «Главного управления».

В 70-е годы из-за превышения лимита наполнения мест лишения свободы некоторые осужденные не были заняты трудом при недостатке трудовых ресурсов в стране. Поэтому часть осужденных направлялась не в колонии, а на госпредприятия и стройки. Была предпринята попытка решить кадровую проблему сотрудников исправительных учреждений путем повышения квалификации и переподготовки, начались изменения в практике взаимоотношения между администрацией и осужденными на принципе законности.

Многие годы УИС на территории Башкирии выступала инициатором и проводником новых методов воспитательного характера воздействия на осужденных. Еще в 70-е годы была разработана и внедрена «Система непрерывного профилактического воздействия на трудновоспитуемых осужденных», которая и сейчас успешно применяется в ряде регионов России. В конце 70-х годов впервые были организованы и проведены собрания родственников осужденных с посещением коммунальных и производственных объектов, встречей с осужденными, показами концертов художественной самодеятельности.

Руководством республиканской уголовно-исполнительной системы всегда уделялось особое внимание обучению и воспитанию кадров. В послевоенные годы основной костяк сотрудников составляли офицеры и солдаты, вернувшиеся с фронтов Великой Отечественной войны. В конце 60-х годов кадры УИС стали комплектоваться выпускниками высших учебных заведений, в основном педагогических институтов. В начале 70-х годов было принято решение об открытии на базе воспитательной колонии им. А. Матросова средней школы Министерства внутренних дел СССР. Первым ее начальником был назначен руководитель республиканской уголовно-исполнительной системы полковник внутренней службы З.К.Юнусов. Для практических занятий часто использовались базы исправительных колоний. Со временем средняя школа была преобразована в ВУЗ, сейчас это – Уфимский юридический институт МВД РФ.

В середине 80-х годов в законодательстве проявляется тенденция к ужесточению порядка отбывания наказания опасными преступниками, рецидивистами, расширен круг лиц, к которым не применялось условно-досрочное освобождение, усилилась уголовная ответственность за особо тяжкие преступления, в практику исполнения наказаний впервые пришла гласность, опубликована статистика ИТУ.

После распада СССР в 1991 году началось реформирование исправительно-трудовой системы России исходя из принципов гуманного отношения к правонарушителям, строгого соблюдения прав человека при исполнении наказаний, стимулирования правопослушных осужденных, дифференцированный подход к различным категориям преступников. Суть реформ сводится к последовательному претворению в местах лишения свободы международных стандартов и правил обращения с заключенными.

Новое время принесло с собой и новые задачи, подчас не связанные с уголовно-исполнительной деятельностью как таковой. Сотрудники УИС принимали и принимают участие в боевых действиях в горячих точках бывшего Союза, в контртеррористической операции на Северном Кавказе, каждодневно рискуя своими жизнями и проявляя в высшей степени героизм и мужество. Только за последние два с небольшим года более 60 сотрудников были награждены боевыми орденами и медалями.

С 1 января 1993 года согласно Указу Президента РФ было начато реформирование внутренних войск, функция надзора за спецконтингентом передавалась в ведение УИС. На практике передача надзора производилась с учетом только одной стороны – внутренних войск. Тогда в уголовно-исполнительной системе были созданы самостоятельные отделы безопасности, в функции которых входило обеспечение режима. В Башкортостане значительные успехи в укреплении режима в учреждениях УИС были связаны с назначением на должность заместителя начальника УИН по безопасности и оперативной работе В.В.Шалыгина. Уже 22 сентября 1993 года по инициативе республиканской УИС был подписан Указ Президента РБ «Об административной ответственности за недозволенную связь с осужденными». Было организовано патрулирование периметров исправительных колоний.

В 1995-96 г.г. УИС приняла от внутренних войск функцию охраны. Укомплектованность отделов охраны в большинстве подразделений не превышала 70 %. Началась серьезная работа по возведению новых технических средств охраны, внедрению новой техники, обучению личного состава. На базе ликвидированного ЛТП-2 в г.Мелеузе был создан Учебный центр, который стал проводить не только первоначальное обучение, но и переподготовку кадров.

Принятие в 1996 году нового Уголовно-исполнительного кодекса стало основанием для современной правовой базы исполнения наказаний, дальнейшей ее гуманизации, приближения условий отбывания наказаний в России к международным стандартам.

Усилия сотрудников и руководства УИС в Башкортостане принесли свои положительные результаты. Сегодня оперативная обстановка в подразделениях остается управляемой. Материальная база исполнения наказаний соответствует предъявляемым требованиям. Система УИС в 1999 году в числе первых получила статус «Главного управления».

В настоящий момент в УФСИН России по Республике Башкортостан имеет в своем составе 9 мужских исправительных колоний, Стерлитамакскую воспитательную колонию, 2 колонии - поселения, 2 лечебных учреждения, 5 следственных изоляторов, учебный центр, центр инженерно-технического обеспечения, управление по конвоированию, 35 филиалов уголовно-исполнительной инспекции, участок исправительного центра при КП - 6. Сегодня в республике в местах лишения свободы содержится свыше 12 000 человек. Свыше 17 000 осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы, состоит на учете в уголовно-исполнительных инспекциях.

Дата последнего обновления: 04.04.2019 09:02

архив новостей

« Апрель
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5
2019 2018 2017  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация